Главная Каталог Фотогалерея сада Видео Публикации Контакты Гостевая книга
Новости сайта
Новое садоводство в 21 веке в Северной Руси
---------------------

Абрикосовый рай в Сибири

В.Железов о новых вегетативных клонах
Сад В.Железова. Урожай абрикосов-2013
Загадочные сеянцы Манчжурских гибридных абрикосов
Загадочные крупноплодные абрикосы-клоны в саду Железова
О биологической совместимости, как о факторе морозостойкости
Весенний и осенний семинары Железова - 3
Весенний и осенний семинары Железова - 2
Весенний и осенний семинары Железова - 1
В.Железов о раке яблонь. Что это? Как бороться?
Фотографии из сада Железова В.К.
Интервью В.К. Железова гл.редактору журнала "Вестник Садовода" А.А. Ребрику.

Открытие Учебного Центра Сибирского Садоводства.

Семинар В.К. Железова: Альтернативное садоводство. Часть 1.

Материалы Ю.А. Лотенкова

Сайт Ю.В. Бродского

Запятая. Дискуссия продолжается.  В.Горнаулов.

Здравствуйте всем участникам дискуссии. Как мне кажется,  в данном случае обсуждается два вопроса. Первый - нужно ли укрывать растения зимой, вернее есть ли польза от такого укрытия? И второй – имеют ли свою температуру растения. Насколько я помню, разговор в своём письме в гостевой книге  В. Железова  автор (В. Свистунов) вёл о том, что:

ЕФИМОВА Н. в журнале "Ваш сад" утверждает, что все укрытия деревьев бесполезны. В доказательство приводит такой пример: "Вынесите шубу на мороз и вскоре она и внутри и снаружи будет одинаковой температуры, станет такой же холодной как и все окружающие предметы на улице, в том числе и деревья". Что тут скажешь - академики - у них своя наука. Спорить бесполезно.

Ефимова будто бы писала, что деревья зимой нет смысла укрывать, поскольку укрытие (шуба) сама по себе не греет. Ну что могу сказать по этому поводу. С одной стороны, она права. Ведь мы со школы помним, что шуба не греет, а сохраняет тепло, исходящее от человека, или от другого предмета, излучающего тепло. То есть шуба обладает низкой теплопроводностью за счёт воздуха или воздушных полостей, находящихся в шерсти шубы. Но с другой стороны низкая теплопроводность препятствует проникновению холода внутрь неё или через неё. Она является своего рода теплоизоляционным экраном, теплоизолятором.  За счёт малой теплопроводности защитными свойствами обладают и другие материалы, применяемые садоводами для укрытия растений, но в разной степени, в зависимости от толщины укрытия и их теплопроводности. Даже всем  известный снег является хорошим  и надёжным средством защиты, которым широко пользуются садоводы (в снегу хранят черенки в течение зимы, в пещерах, вырытых в снегу, поддерживается постоянная температура, близкая к нулю и мне приходилось раньше в походах со школьниками этим приёмом пользоваться, чтобы не обморозиться или не замёрзнуть ночью).   Без него северное садоводство испытывало бы очень большие затруднения. Без зимнего укрытия не было бы у нас и северного виноградарства. А укутывание штамбового персика на зиму спасает его от вымерзания. Если бы у нас была такая возможность укутывать плодовые культуры на зиму, не было бы таких массовых подмерзаний плодовых деревьев и их гибель в зимний период. А выращивание плодовых в стланцевой форме, это что, не укрывка их снегом и зашита от морозов? Я лично тоже придерживаюсь мнения – шуба, зимнее укрытие защищает деревья зимой от  губительных морозов.

А вот по второму вопросу – имеют ли растения собственную температуру? Тут вопрос надо разделить на две части. Уважаемая Татьяна Александровна приводит пример с гигантским тропическим цветком. Но эта повышенная температура в период вегетации. Насколько я понял, Валерия Константиновича интересовала внутренняя температура деревьев в зимний период. Что вроде бы эта температура, излучаемая растением, сохраняется этой шубой, дополнительным укрытием. Тут надо сразу пояснить, что в природе существуют теплокровные и нетеплокровные организмы. У теплокровных температура внутри тела всегда почти постоянная и они вынуждены её поддерживать всё время. У человека,  к примеру, она колеблется в небольших пределах от +35* до + 41*. Ниже и выше этого предела неминуемо наступает смерть. Поэтому теплокровные вынуждены всегда её поддерживать в течение всей своей жизни. А для этого они все защищаются от отклонений от этих температур. Кто-то имеет шерстяной покров, а кто-то укрывается в норах. А кто-то уходит в спячку.

Другое дело нетеплокровные. К ним относятся и практически все растения. Защитить они сами себя не могут, потому что неспособны передвигаться и укрыться, привязаны к одному месту. Природа предусмотрела для них другой способ защиты. Они принимают температуру окружающей среды, не пытаясь её повысить, а просто уходя в глубокий покой с замиранием всех процессов жизнедеятельности, для осуществления которых требуется энергия. У теплокровных (по научному-гомойотермных) организмов жизнедеятельность нарушается при изменении центральной температуры тела на десятые доли градуса. Наряду с формами жизни, обнаруживающими узкую температурную избирательность, существует много пойкилотермных (нетеплокровных) организмов, приспособленных к широкому диапазону температур. К таким относятся, в частности, растения умеренного и холодного климата. Оказывается, жизненные функции растений реагируют даже на очень небольшие изменения температуры, и, следовательно, приспособление к любой температуре является непременным условием нормального функционирования не только животного, но и растительного организма.

Сходство между животными и растениями имеется ещё и в другом плане. Как только отпадает необходимость в приспособлении к каким-либо температурам, и животные, и растения эту приспособленность утрачивают. Теплокровные позвоночные заболевают при малейших изменениях привычной центральной температуры тела. Нечто подобное же получается и с растениями, эволюционно сформировавшихся в местах с очень ровной в продолжение всего года температурой. Известно, что температурная приспособленность растений тропической гилеи очень узка (Гилеи - это тропические влажные леса). Некоторые из них не переносят даже кратковременного снижения температуры до 6* тепла. В таком случае они «простужаются» и заболевают. Это наблюдается потому, что на своей родине они постоянно развиваются в условиях более высоких температур. Тепловое состояние тканей растения непреодолимо меняется при малейшем изменении температуры среды. Однако перемена температуры живого вещества вслед за переменой температуры окружающей среды не есть ещё приспособление к данной температуре. Реакция приспособления может в большей или меньшей мере отставать от реальной температуры. Повышение морозостойкости в результате закаливания как раз и может объясняться именно замедленностью приспособления к холоду. Быстрое охлаждение застигает процессы жизнедеятельности не подготовленными к холоду. Для нормального приспособления  наступление холода должно быть достаточно  постепенным. Жизненная функция лишь тогда оказывается полностью приспособленной к тому или иному фактору внешней среды, когда этот фактор становится для данной функции необходимостью или потребностью. Иными словами, функция лишь тогда становится полностью приспособленной к условиям, когда она приводит свои потребности в соответствие с условиями. Фактор внешней среды, ставший потребностью, известным образом, как бы переселяется в организм растения и начинает имитироваться последним.

Вот характерный и по существу всем известный пример. Если те или иные условия повторяются в природе ритмично, через правильные промежутки времени, то растения в таком случае вырабатывают ответный ритм своих собственных процессов, имитирующий ритм внешних условий. Ритмически сменяющиеся условия в силу работы биологических часов начинают требоваться растениям именно тогда, когда условия наступают в природе. Если живая система нуждается в каком-либо факторе внешней среды, то она всегда заранее готовится к восприятию этого фактора. Механизм приспособления наиболее наглядно проявляется в случае приспособления к крайним, неблагоприятным условиям среды. В приспособлении к неблагоприятным условиям есть два основных пути: или организм как -либо ограждает себя от действия неблагоприятного фактора, или, наоборот, идёт навстречу этому фактору, делая его своей органической потребностью. Теплокровные позвоночные защищаются тот холода, выработав механизм терморегуляции, термоизолирующие покровы. Это пример первого рода приспособлений. Нетеплокровные организмы, наоборот, свободно принимают температуру среды. Они вынуждены прямо приспосабливаться к холоду, и в соответствии с этим холод для них во многих случаях оказывается органически необходимым. Таковы, например, яровизация (у семян стратификация) и период покоя у растений умеренного и холодного климатов. Это пример второго рода приспособлений. Если жизненный процесс сталкивается с фактором, от действия которого он не может оградиться, то приспособление идёт только по одному, единственно возможному пути: вредный фактор становится сначала безвредным, а затем полезным или даже совершенно необходимым. Второй род приспособлений встречается и в температурной приспособленности. Температуру, близкую к нулю и ниже нуля, никак нельзя назвать фактором, изначально способствующим активной жизнедеятельности. Однако в условиях климатов, где ежегодно бывают холодные сезоны, растения, приспосабливаясь к холоду, делают его своей жизненной потребностью. В ходе яровизации и периода покоя холод во многих случаях совершенно необходим как условие нормальной, здоровой жизнедеятельности, хотя он - типичная «враждебная сила природы». С наступлением морозов вода в клетках неизбежно замёрзнет и отделится от протоплазмы. В неживом коллоидном растворе произошло бы то же самое. Однако живое вещество в данном случае не ожидает насильственного обезвоживания. Оно обезвоживается самопроизвольно, моделируя тем самым замерзание ещё до наступления отрицательных температур. Как ни странно, наибольшую опасность для растений в течение зимнего периода представляют не отрицательные, а положительные температуры. Дело в том, что отрицательные температуры сами по себе сдерживают рост и этим в значительной мере предохраняют растения от зимних повреждений. Положительные же температуры, наоборот, рост провоцируют. Задачей приспособления является , с одной стороны, исключить активный рост во время зимних оттепелей, а с другой – определить, когда заканчивается зима с её морозами и оттепелями и наступает настоящее весеннее  тепло. Взаимовлияние активных ростовых процессов с температурой у большинства древесных растений так велико, что, не начав в силу каких-либо обстоятельств активного роста, они не могут также выйти из состояния покоя. Иными словами, пока у них не начнётся распускание почек, они автоматически продолжают положительно реагировать на холод.

Вот пример. Саженец груши, полученный из питомника весной, имел подмороженные и подсушенные корни. Из-за этого после посадки на постоянное место почки не распустились. Растение не проявляло признаков роста в течение всего лета и осени. Тем не менее,  оно оставалось живым. В этом состоянии растение вошло во вторую зиму, пережило её, а следующей весной распустило нижние почки и начало расти. По видимому,  это объясняется тем, что саженец груши не выходил из состояния покоя дополнительно в течение целого года. Этим можно объяснить, почему он не осуществил вегетацию, не потерял всё же морозостойкость и пережил вторую зиму. У меня недавно был такой случай. У молодого саженца винограда в начале лета я по неосторожности отломил молодой побег. Замещающие почки в течение всего сезона больше не распустились. Так и сидел он без зелёной листвы до осени. Я его не стал выкапывать, отложил до весны. А весной,  когда я подошёл к нему, чтобы выкопать, неожиданно для себя увидел, что нижняя почка стала набухать  и зеленеть. Потом появился и начал расти зелёный побег, который оказался довольно мощным. И саженец восстановился.

В более южных широтах с неустойчивой, мягкой зимой приходится предполагать существование таких древесных растений, которые сравнительно безболезненно могут проводить период покоя без холода. В областях с суровой и устойчивой зимой потребность холода у растений более глубока и потому попытки вывести их преждевременно из состояния покоя достигаются ценой больших или меньших нарушений жизнедеятельности. У яблони и винограда в результате неполного удовлетворения потребности холода распускается ограниченное число главным образом верхушечных почек. Рост слабый. Наблюдается частичный хлороз. У винограда нередко атрофируются соцветия. Одно и тоже растение распадается как бы на ряд зон, часть которых выходит из состояния покоя, а часть продолжает в нём оставаться. Растения, не получившие положенную дозу холода, не могут нормально осуществлять последующую вегетацию и перерабатывать тепло. Наблюдается стойкая депрессия развития (иногда в течение нескольких лет), которая внешне может быть описана как «вырождение». У яблонь, пробуждённых к росту до завершения органического покоя, из верхушечных почек развиваются укороченные побеги с розеткам листьев.

И в заключение выражу своё мнение по поводу температуры у деревьев зимой. Древесные растения в северных широтах защищаются от холодов своей корой. Кора представляет собой обезвоженную древесную ткань, с большим наполнением воздуха. А это хороший термоизолятор., который защищает в первую очередь наружные ткани дерева, коими и являются жизненоважные луб и флоэма, по которым весной пойдут продукты фотосинтеза. Кроме того она препятствует проявлению энтропии, т.е. выравниванию температуры между внутренними тканями деревьев и окружающей средой. Отсюда я делаю вывод, что температура внутри дерева всегда зимой выше, чем температура окружающего воздуха. (!!!- В.Ж.). А летом наоборот. За счёт испарения листовым аппаратом поступающей от корней влаги температура ниже окружающего воздуха. При том,  ещё сказывается тень от листьев. Так деревья защищают себя от перегрева. В лесу всегда прохладнее.

На этом я своё участие в дискуссии заканчиваю. На эту тему можно говорить ещё достаточно долго, но я и так превысил все возможные и невозможные лимиты времени. А посему позвольте с вами попрощаться и попросить извинения за потраченное вами время на прочтение данного выступления. До свиданья!

Владимир Горнаулов.

г. Междуреченск. Руководитель клуба садоводов.